Психология

Культурный код любви

Колумнист OFM Иван Васильков на этот раз размышляет о том, насколько важно быть серьезным? Что если вы любите Набокова, а ваша девушка книгам предпочитает реалити-шоу?


Однажды я бежал на свидание. В моих руках шуршал оберточной бумагой букет, на языке вертелись подходящие случаю слова, а в голове выстраивался план по захвату женского сердечка. Я почти ее не знаю, мы увиделись на свадьбе друзей, где я был слегка нетрезв, а она – длинноногая и милая. Камешки наших сердец высекли искру, и мы договорились о рандеву в модном московском кафе. Я, к своему стыду, опаздывал и на ходу отвлекал ее внимание от бега минутной стрелки болтовней по СМС.

- Представляешь, за соседним столиком сидит Мот, – написала она.
- Кто сидит?
- Мот.
- Кто?
- Из Black Star Family. Не говори мне, что ты не знаешь песню «Все танцуют локтями».

Никому не известен тот принцип, по которому мы выделяем одного партнера из сотни потенциальных. У птичек это яркое оперение, у львов – сила и величина зубов в пасти, обезьяны, говорят, практикуют свободную любовь. У человека же это что-то неопределенное, интуитивное, замешанное на всех животных инстинктах разом. Часто у нас с коктейлем в баре крепче логическая связь, чем со спутником жизни. И интуитивный способ, конечно, дает осечки.

Моя женщина в тот вечер мне рассказывала про Мота и Тимати, про «Дом-2», пока окончательно не отправила мое либидо в нокаут. Я с трудом довел ее до такси и больше не отвечал на сообщения.

Или вот другой пример. Мы познакомились на выставке современного искусства, которой она занималась. У нее налитые формы амазонки и красивый громкий смех. Она носит крупные красные бузы и в глубине красивых глаз прячет большую нежность. С соразмерной нежностью и я на нее смотрю, пока однажды она не произносит:

- Я не люблю художественную литературу. Вообще не понимаю, зачем ее читать.

Мое либидо такого не ожидало, и у него второе поражение подряд. Букмекеры принимают ставки против, журналисты пророчат закат карьеры.

Вообще, эту проблему уже пытались решить. Девочки в начальной школе, например, выдавали анкеты с вопросами «Какой твой любимый предмет?» (я однажды ответил «футбольный мяч» и не понимал, почему все смеются) и «Кто в классе тебе нравится?». Сайты знакомств пытались вытащить из человека наружу всю его суть, от любимых цитат до предпочитаемого цвета тапочек. Вот только и это не срабатывало. Превращая человека в сухой список данных, мы лишаем его уникальности. Ну и потом, на бумаге вы оба любите импрессионистов и наизусть цитируете «Иванушек International», а при встрече оказывается, что вам вместе скучно и никак. И даже распитая на двоих бутылка джина не в силах исправить ситуацию.


Нам хочется думать, что это мы выбираем людей. Но яркая любовь всегда неожиданна! 


Мы используем понятия «в моем вкусе» и «не в моем вкусе», кривим носы на тех, кто любит то, что мы не любим, и носит то, чего не носим мы. Но, как показывает практика, а также многочисленные примеры из мировой культуры, самая яркая любовь – это та, которая неожиданна, та, которая запретна или против всяких правил.

Мой главный в жизни роман случился с девушкой, которая не могла пары строчек написать без ошибок и промахивалась со знаками препинания. Мне это казалось чертовски милым. По какому принципу наша способность мыслить здраво дает сбой на конкретном человеке, неизвестно. Подозреваю, здесь у каждого свое. Многослойный пирог, каждый элемент которого взрывоопасен в сочетании с каким-то другим. И если два таких пирога встретятся, то привет, Андрей, как пела Аллегрова.


Daddy issues (когда выбираем похожих на маму или папу); уязвленное в конкретный момент самолюбие и подходящий человек рядом; фетиш на сочетании блонд и очков; что-то особенное в аромате; стечение обстоятельств – триггеров десятки, и какой из них ударит вам в голову завтра, предсказать невозможно. С той, что слушает Мота, или с той, что не читает книги, на самом деле все в порядке – у нас просто не сложилось, химическая реакция не запустилась, а обнаруженная мной брешь в культурном коде лишь послужила поводом, чтобы поднять паруса. 

Инь и ян друг друга, а общего у них всего ничего, две какие-то точечки.

Парочки формата «мы вместе любим пиццу и сериалы» напрягают своей неестественностью. В конце концов, все мы уникальны. И что вас будет связывать с человеком всей вашей жизни: одинаковые взгляды на музыку или литературу или только то, что вы с ума друг по другу сходите, – это никому, кроме вас, не известно.

Текст: Иван Васильков
Иллюстрации: Анна Павич


Читайте также:

Возврат к списку

Партнеры