| Чего хотят мужчины
Профессия

Чего хотят мужчины

В бизнесе мужчина должен быть жестким и хладнокровным. Сняв деловой пиджак, он может оказаться совершенно непредсказуемым, и… варить варенье, преподавать йогу или воспитывать детей. 


Кирилл Готовцев


47 лет
На службе: рекламный эдвайзер
На «гражданке»: кулинар, автор апельсинового варенья

 

Старый конь

Я самый старый интернет-рекламщик, который только существует на рынке, дольше, чем я, этим не занимается никто. Интернет-реклама в России началась с меня. Кулинарное шоу «Готовит Готовцев», которое  некоторое время я вел на ТВ, и кулинарный блог – это скорее хобби. Рекламное агентство, созданное много лет назад, сейчас существует, но это скорее маркетинговая крыша над некоторым количеством профессионалов, которые занимаются своими проектами. Я там управляющий  партнер.

Офис в термах

Я просыпаюсь, отвожу детей в школу и в спортивный зал, где есть комфортная термозона. Если мне не надо никуда ехать, я работаю прямо там, не отходя от бассейна. Это гораздо удобнее и приятнее, чем большинство коворкингов. Снимать офис за бешеные деньги в Сити, чтобы проводить там несколько часов в неделю, - мне эта идея совсем не симпатична. Да и моим клиентам удобнее встречаться у себя.

Какой есть

Наверное, я не очень хороший руководитель. Слишком мягкий. Долгое время я считал свою команду своей семьей, слишком многое позволял, чего не нужно было делать. Это привело к некоторым проблемам и даже судебным разбирательствам. Поэтому сейчас я занимаюсь только агентскими делами. Могу ли я стать руководителем другого формата? Я даже не собираюсь. Мне слишком много лет, чтобы делать из себя другого человека. В партнерском формате  я ничуть не менее эффективен, чем в качестве руководителя. Я готов отвечать за себя, а не за странное поведение других людей.

Мы делили апельсин

Проект с вареньем я придумал год назад. Так исторически получилось, что у нас в стране очень мало людей, которые что-то понимают в краудфандинге. Так вот в прошлом году я подумал, что у меня есть классный рецепт этого варенья и почему бы его, собственно, не сделать. Я посчитал, сколько нужно изготовить банок и довольно быстро собрал пороговую сумму.Народу варенье очень понравилось. В этом году я его продавать уже не планировал, но прибежала толпа ребят и говорят: а чего ты в этом году ничего не варишь? В итоге я его снова сделал на www.planeta.ru (краудфандинговая площадка) и пятую часть у меня купили именно они: из 260 банок я отвез им 60. Вообще в краудфандинге есть волшебная цифра – 500 рублей.  Это цена импульсивной покупки, то есть продукт с заявленной стоимостью 500 рублей набирает больше всего средств. Я в этом году хотел дороже сделать, но друзья говорят: не выпендривайся, не надо. В итоге цена осталась прежней. В ассортименте есть варенье десертное к чаю, есть гастрономическое, которое оптимально к сыру и мясу. Есть копченое, которое можно к мясу, но я б рекомендовал к птице. И есть острое к мясу. Я заработал 120 тысяч. Позволил себе купить дорогой и красивый медный таз. Оказалось, что из одного таза разливается ровно 36 банок (а это как раз коробка). В следующем году еще что-нибудь сделаю.

Уроки труда

Я стараюсь, чтобы мои сыновья были нормальными мальчиками. Я далек от новомодных теорий, что мальчикам нужно плакать и прочее, не люблю вот эту юнисексовую историю. Они оба с довольно сложными характерами, за что я их люблю еще больше. Я хочу, чтоб они обязательно умели делать что-то руками. Я, будучи гуманитарием, при этом токарь третьего разряда. В моем доме много вещей, сделанных своими руками. Я не падаю в оборок, если нужно что-то припаять. А вот у моих детей труда, например, в школе нет. Зато у меня дома есть токарный станок, старшего в этом году за него поставлю, будем разбираться.


Алексей Власов


42 года
На службе: директор департамента продаж
Компания: «Ингосстрах»
На «гражданке»: преподаватель йоги


А давайте откроем банк!

Когда я учился на втором курсе института, мне очень захотелось купить красивые кроссовки, и я решил на них заработать. Пошел торговать часами и матрешками на Арбате. Потом Арбат разогнали, и я стал заниматься ремонтом квартир, продолжая учиться. Вообще, в начале 90-х люди были уверены, что могут все. Тут и там обсуждалось: а давайте откроем банк, а давайте откроем нефтяную компанию или будем квартиры ремонтировать – это все были вещи одного порядка. Тем не менее у наших соседей по даче был серьезный семейный бизнес – страховая компания. Мне показалось, что это интересно и перспективно. Я отучился в школе агентов, но работать по специальности начал только через полтора года: страховое дело сперва показалось мне сложнее и многограннее, чем я себе представлял. Начал с физических лиц, два года работал страховым агентом, а потом меня пригласили в «Ингосстрах», где я работаю 21 год.

О душе

Вот уже лет 10 у меня есть еще и свое дело. Начинал с центра йоги. На работе была огромная нагрузка, и, когда мои новогодние праздники продлились всего три дня, я понял: хочу, чтобы в жизни было место и выходным. А для этого нужен был свой бизнес. На тот момент я уже лет шесть занимался йогой, и первое, что пришло в голову, – центр йоги. Мы его открыли, и он достаточно успешно работал в течение четырех лет. Потом был еще один центр, менее успешный, потому что время изменилось – грянул кризис 2008 года, люди вновь стали больше думать о базовых потребностях, а не о душе. Сейчас я преподаю йогу Айенгара. Мне нравится в ней то, что надо глубоко подумывать свои действия. Раньше я занимался скалолазанием, там такая же история: ты должен четко понимать, что будешь делать, думать быстро и точно. Йога Айенгара – это ключ к познанию мира и себя. В каждой позе можно провести много времени, но не потому, что так нужно, а потому, что в этот момент ты смотришь внутрь себя. Думаю, в работе она мне помогает. Мне кажется иногда, если бы я не занимался йогой, то сошел бы с ума.

Верен себе

Не могу сказать, что йога как-то сдерживает мою импульсивную натуру. Я считаю, что многие наши проблемы связаны именно с подавлением. Чем болеют йоги? Редко простыми болезнями, обычно сложными. Считается, что йоги должны быть рассудительными, спокойными, не есть мяса, но это иногда идет против человеческой природы. Поэтому в йоге я стараюсь не идти против себя. Я никогда не курил и не люблю алкоголь – для меня важна трезвость восприятия мира. Последнее еще, кстати, связано с честностью. Мы с женой, например, договорились, что не будем обманывать друг друга. И это очень важно для меня, не переношу вранья. Возможно, это вредная привычка, но мне она нравится. Познакомились мы в Дахабе, где она жила на тот момент, одно из наших общих активных увлечений – виндсерфинг. Теперь с ноября по май они с детьми там (у меня трое детей и скоро будет четвертый), а в летнее время в Москве. Каждые  выходные я летаю в Дахаб.


Лучший папа

Очень многие вещи в ребенка закладывает отец: это и основы общения с людьми, и  чувство собственного достоинства, и определенные границы дозволенного. Я люблю проводить время с семьей: мы ездим гулять в Москву или идем на речку, катаемся на велосипеде. Дочка любит ездить со мной на мотоцикле, садится вперед, и мы отправляемся за молоком. Воспитывать детей я стараюсь личным примером. Они прекрасно понимают пояснения и благодарны, когда с ними разговариваешь, как со взрослыми, но, конечно, я использую понятные категории.

Бизнес для себя

Хорошему боссу и человеку в жизни нужно одно главное качество – ответственность. Это значит, что ты относишься к тому, что делаешь, как к своему собственному бизнесу. Делай как для себя. Да, есть сотрудники, которые никогда не смогут так работать. Надо понимать, что это безнадежно и неисправимо. Я много людей собеседую и заметил, что девушки более ответственны, чем ребята. На интервью всегда задаю один вопрос, который работает: можно ли заставить плохо работающего человека работать хорошо? Мой ответ – нет. Если человек не хочет ничего делать, это его личный выбор. Заставить трудиться невозможно. Я не поддерживаю тему, что бизнес – это ничего личного. Наоборот, бизнес – это очень личное. Он вырастает из человека. Если ты никакой, то и бизнес у тебя никакой.


Алексей Талалыкин


39 лет
На службе: директор по развитию компании FoofCard
На «гражданке»: папа мальчика Даниила

Хлебом единым

Я долго работал в продажах в различных компаниях, и российских и западных, и в итоге остановил свое внимание на очень интересном стартапе. Правда, запустили его без меня, но я вполне органично влился три года спустя. Это IT-компания, которая помогает крупным корпоративным клиентам администрировать питание сотрудников. Объясню. Например, фирма выделяет сотруднику 200 рублей на бизнес-ланч. Тот работает в бизнес-центре и может в рамках соцпакета обедать только в «якорной» столовой. Очень скоро однообразная еда начинает надоедать, хочется «сходить на сторону». И тут появляемся мы и заключаем договоры с разными точками питания, которые находятся в шаговой доступности от офиса. Сотрудник получает специальную карточку и может обедать в любом из этих мест. Сытый и довольный человек – залог успешного бизнеса. Проводились даже специальные исследования, согласно которым подобная практика (она до это существовала в западных компаниях) на 30% повышает лояльность сотрудника. Кроме того, для компании такой подход – реальная возможность сэкономить на администрировании. Если у фирмы есть филиалы по всей стране, то карточка действительна в любом городе. 

Новаторы и консерваторы

Сложности, конечно, бывают. Проект молодой, и у нас есть конкуренты – компании, которые на рынке давно и у которых внушительный пул клиентов. Еще нам приходится ломать стену консерватизма: на многих предприятиях сотрудники вроде едят себе и едят, не готово руководство менять эту систему, приходится объяснять, почему наш подход эффективнее. Не до всех получается достучаться. Но, к счастью, в России все же начала складываться культура питания офисного персонала. Есть компании, процентов пять на рынке, где есть даже свежевыжатые соки. В западных фирмах обязательно есть дотации на питании, в европейских – выборочно, в российских – так же. Чем мы лучше конкурентов? Ну вот представьте, что все пользовались телефонами, а потом на рынок вышел Apple. И рынок стал другим. Вот это про нас. 

Походы с палатками

В свободное от работы время я занимаюсь сыном. Потому что ничем и никем другим он все равно заниматься не дает. Я считаю, что он поздний ребенок, хотя мне хотелось бы еще двух или даже трех детей. Его зовут Даниил, и ему чуть больше четырех лет. В этом возрасте дети требует твоего стопроцентного внимания и готовы искренне и безоглядно отдавать свое внимание тебе. Больше такого никогда не будет, и я очень ценю это время. Мы много чего делаем с ним руками. У сына есть одна пламенная страсть – мусор и все, что с ним связано. Мы думали, что это пройдет, у детей же быстро проходят разные увлечения, но он оказался в этом вопросе консервативен. Недавно мы были в гостях у друзей, и Даниил впервые в жизни увидел мусоропровод. Дома он принес мне кусок картона, мы его свернули в трубу и сделали небольшой мусоропровод для разных видов мусора. Но этого Даниилу оказалось мало, он попросил также приделать подъезд и лифт. Я думал, что дети ничего не помнят, но потом к нему в гости пришли друзья, и я слышу, как он им рассказывает: мне папа такое построил! Это очень приятно. Еще мы ходим в походы. Прямо дома. Ставим палатку, берем с собой еду – яблоки, груши, разводим импровизированный костер, рыбачим. Потом в соседней комнате белого медведя встречаем – нашу маму, – кормим его. На коньках учим сына кататься, на велосипеде. Хотя у сына сейчас такой период, когда он все может, но ничего не хочет.

Текст: Безсудова Елена

 


Читайте также:

Возврат к списку

Партнеры