| Да будет цвет!
Профессия

Да будет цвет!

Она начала раскрашивать старинные фото из любопытства. Теперь ее хобби стало второй профессией, а сама Ольга, работающая в сети под ником Klimbim, – известной личностью. О мотивах и тонкостях колоризации она рассказала OFM.



Ольга Ширнина


Профессия: переводчик немецкого языка, колоризирует старинные фото
Образование: МГПИИЯ имени Мориса Тореза lb


В юности я много рисовала, и в школе, и в институте. Впервые почувствовала себя востребованным художником, когда в стройотряде кто-то стащил мой альбом с карандашными набросками - портретами сокурсников. Но я всегда была «графиком» и не знала, как работают с цветом. Несколько лет назад мне предложили сделать перевод книги о цветоведении (я переводчица немецкого языка), что оказалось очень кстати, так как я тогда уже ориентировалась в фотошопе и делала первые попытки раскрасить чёрно-белые фотографии. Я начинала с портретов голливудских звезд, потому что в сети много таких фотографий высокого качества и разрешения. С ними можно экспериментировать, отрабатывая новые приемы. Потом стала красить старинные фотографии, если меня привлекало лицо или наряд. Самые удачные, на мой взгляд, работы я стала выкладывать в Интернет. Когда меня пригласили в группу колористов в одной из социальных сетей, я увидела, что сотни людей в мире увлекаются раскрашиванием черно-белых исторических фотографий.

Русские идут

В колоризации тогда практически отсутствовала русская тема, за исключением, пожалуй, фотографий царской семьи. Я решила восполнить этот пробел. Первые фотографии солдат Красной армии в цвете вызвали шквал негатива, от меня даже потребовали «прекратить красную пропаганду». Меня это только раззадорило, и я сделала целую серию фото, посвященных Великой Отечественной войне. Я не оставляю эту тему, хотя работать с военными фото гораздо сложнее, чем раскрашивать голливудских красоток. Когда добавляешь красок исторической фотографии, приходится искать массу информации. Взять ту же униформологию - это целая наука. Для меня, например, стало открытием, что на известной фотографии царской семьи Николай II сидит не в гимнастёрке, как может показаться на первый взгляд, а в малиновой рубахе! А это элемент униформы Лейб-гвардии 4-го стрелкового Императорской Фамилии полка, которая отличалась от формы других полков. Спасибо эксперту Андрею Малову, который просветил меня в этом вопросе. А другие-то не знают! Вот и пишут, мол, что за странный наряд у царя. Вообще меня много критикуют, и русофобы, и перфекционисты. Я к этому отношусь философски.



Всегда живой

Колоризация черно-белых фотографий привлекает возможностью, пусть и условной, взглянуть на тех, кто жил раньше, кого мы знаем по учебникам истории, как на живых людей из плоти и крови. Например, Ленин для меня, выросшей в Советском Союзе, всегда был «памятником», героем Ленинианы, строчкой в конспекте по истории КПСС. Но вот как его описывал Куприн:


«...в молодости он был отчаянно, огненно, красно-рыж. Об этом же говорят пурпурные родинки на его щеках, твердых, совсем молодых и таких румяных, как будто бы они только что вымыты холодной водой и крепко-накрепко вытерты». Я попробовала раскрасить фотографию, ориентируясь на это описание, и Ленин вдруг взглянул на меня, как живой. Оказывается, он вовсе не «дедушка»!


Кстати, мне часто пишут из Латинской Америки и просят сделать больше портретов Ленина - там он очень популярен. Лев Толстой, Вильгельм II, Распутин, Булгаков - разве не интересно попытаться представить, какими они были в реальности? Цвет позволяет чуть-чуть отодвинуть барьер времени, который отделяет их от нас.

Обаяние шпионки

В октябре 2017 года будет ровно сто лет, как расстреляли одну из самых знаменитых шпионок - Мату Хари. Мне всегда было интересно, что же в ней было такого особенного помимо смелых для того времени нарядов и танцев. На старых черно-белых фотографиях она не выглядела сногсшибательной красавицей. Колоризация стала своего рода исследованием этого вопроса. И действительно, по мере добавления красок, проявлялись незаметные прежде детали, а с ними её шарм и то, что называют «манкостью». Мне приятно, что новый роман Паоло Коэльо вышел в Бразилии с «моей» Матой Хари на обложке.


Детальный подход

Чем больше деталей на фото, тем больше времени занимает колоризация - от получаса до нескольких часов. Это в сумме, если не отвлекаться на другие занятия. Сначала выполняется техническая часть работы - выделение фрагментов изображения. А потом начинается самое интересное. Раскрашивание я обычно начинаю с лица, затем подбираю оттенки и цвета для остального. Самое сложное для меня – красить предметы, детали, здания и прочие неодушевленные объекты, потому что это требует тщательности и усидчивости.



Обман зрения

Забавно, но иногда мне не верят, что фотографии, которые я выкладываю в интернете, раскрашенные. Так было с портретом снайпера Розы Шаниной, о котором горячо спорила западная публика. В итоге пришли к выводу, что это фото современной девушки-реконструктора, похожей на Шанину. Или с редким портретом молодого Маяковского 1912 года: многие написали, мол, ерунда, это не Маяковский, это кого-то переодели и сфотографировали, и уж совершенно точно это не 1912-й год. Считаю это большим комплиментом - значит, мне удалось так обработать фотографию, что она выглядит современной и живой.



Текст: Ирма Карева




Читайте также:

Возврат к списку

Партнеры