| Владимир Пресняков: «Надо идти своим путем!»
Персона

Владимир Пресняков: «Надо идти своим путем!»

Обаятельный, открытый, очень честный артист накануне сольного концерта рассуждает о стереотипах, влиянии имиджа и прелести экспериментов.

IMG_9891.jpg

Его персональная магия – в умении сочетать на первый взгляд несовместимые вещи, элементы разных стилей и жанров. Влияние оказал мощный бэкграунд: с раннего детства отец обучал его джазовой музыке, и уже в пять лет Пресняков-младший пел Стиви Уандера. Потом был хор Елоховской церкви, позже рок-группа «Круиз» – целая музыкальная одиссея.

Владимир, чем удивите на грядущем концерте?

Владимир Пресняков: Люди всегда хотят услышать хиты, и такие песни позволяют очень тесно общаться с публикой, потому что половину поет она сама. Но мы освежаем программу, играем их в других вариациях, просто прислушиваясь к настроению – как пойдет. Все зависит от драйва, от ситуации. «Стюардессу по имени Жанна» можно начать играть как вальс, а потом превратить в «Цыганочку» или даже тяжелый металл. Нам очень нравится в хорошем смысле слова издеваться над материалом, прикалываться.

Как меняется аудитория со временем?

В. П.: В клубах много молодежи. На кассовые концерты приходят слушатели всех возрастов, уже подросшие дети, чьи родители фанатели от старых песен, поэтому они тоже впитали в себя любовь к этой музыке. Есть и пары, и семьи – несколько поколений. В среднем это люди от 16 до 50 лет, но все танцующие. Нет таких, которые сидят и просто лениво раскачиваются. (Смеется.) В общем, веселые.

Ваша «смена имиджа» с синей бородой и волосами, которую все долго обсуждали в Сети, – это концептуальный ход?

В. П.: Это баловство. Я много раз пытался сменить имидж и всегда задавался вопросом, почему поклонники любят меня вот такого и никакого другого больше. Когда это длится несколько десятилетий подряд, ты начинаешь раздражаться и хочешь, например, покрасить себе бороду в сиреневый цвет, а это только отталкивает людей. Наверное, сейчас у меня уже нет возможности стать каким-то другим кардинально. Мы обсуждали эту тему с Леней Агутиным, думали, что, если, к примеру, записать какую-то новую песню под никому не известным псевдонимом, это может произвести фурор. Все подумают: «Как классно! Что это за новый чувак появился?!» А если подписать ее же «Владимир Пресняков» или «Леонид Агутин»,  спокойно скажут: «Неплохо, но хочется услышать что-то в старом стиле… Что-то похожее на «Зурбаган». Клише, увы, очень сильны. На чем ты вырастил свою публику, то она и хочет слышать. Чтобы она отреагировала на нечто иное, должно произойти что-то невероятное: например, футбольный матч, где российская команда победит англичан со счетом 15:0, и мы там споем новую песню.

В каком направлении вам интересно двигаться самому, без оглядки на все эти вещи?

В. П.: Сочетать «рыбу и мясо», самые неожиданные элементы, экспериментировать, смешивать. Даже если это выходит за рамки традиционных представлений. В этом направлении я двигался всегда. Для меня очень важно каждый раз добиваться качественного звучания, чтобы люди, понимающие, что это такое, оценили его. А с качественным звуком уже можно делать все что угодно. Я работаю с такими музыкантами, которые способны играть каждый концерт по-новому. От одной формы мы переходим к другой, сами того не ожидая. Никогда не думал, что слово «эстрада» предполагает какие-то ограничения, не ожидал, что ее могут ассоциировать только с определением «попса». У меня изначально был очень открытый, широкий взгляд, и я никогда не ставил каких-то границ между жанрами, стилями.

Но в сознании слушателей они есть. Почему?

В. П.: В моем случае – потому что появилась песня «Стюардесса по имени Жанна». Это такая жесткая, «пьяная», цыганоподобная вещь, одна из моих любимых почему-то. Но так случилось, что именно она поставила эти границы.

Как оставаться актуальным артистом? И нужно ли думать об этом?

В. П.: Лет 15 назад был сложный период, меня забыли. Мне тогда поступали странные предложения поучаствовать в каких-то шоу на телевидении, где, например, надо примерить на себя роль повара. От безысходности я во все это нырял, не думая ни о чем. В конце концов, меня вспомнили, но воспринимали уже как героя этих шоу. Тогда я выбросил все лишние мысли из головы и просто стал активно писать. И меня начали приглашать на музыкальные программы, процесс снова встал на те рельсы, с которых я спрыгнул когда-то. В тот момент я понял: надо всегда делать то, что ты делаешь, идти своим путем и ни в коем случае не подстраиваться под формат.

Бывают моменты, когда нужно взять тайм-аут в творчестве и заняться какими-то сторонними делами – хобби, путешествиями?

В. П.: Раньше такое было. Сейчас, когда появился мой сын Тема, я не могу себе этого позволить. Артем – это наше творчество. У каждого есть то, что помогает сохранить свой внутренний стержень, двигаться дальше. Для меня это семья.

    Текст: Наталья Малахова


Читайте также:

Возврат к списку

Партнеры